Εἰς μίαν, Ἁγίαν, καθολικὴν καὶ ἀποστολικὴν Ἐκκλησίαν + Et unam sanctam,
catholicam et apostolicam Ecclesiam + Верую в единую, святую,
соборную и апостольскую Церковь

Среда, 20.09.2017, 12:10 По благословению Его Высокопреосвященства Михаила Венедикта архиепископа Сумского и Ахтырского 

Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Каталог статей | Мой профиль | Регистрация | Выход | Вход

Главная » Статьи » Мои статьи

Последние наставники Киево-Печерской Лавры. Катакомбные старцы-исповедники Схиархимандрит Антоний (Жеретиенко,+1950) и архимандрит Макарий (

Последний Настоятель Киево-Печерской Лавры Схиархимандрит Антоний (в монашестве Климент, в миру Константин Матвеевич Жеретиенко) родился в 1870 году. Точное место его рождения, а также имена родителей неизвестны. Также от нас скрыта его жизнь до поступления в Киево-Печерскую Лавру. Единственное, что известно из его мирской жизни — это то, что в монастырь он поступил из военных писарей. Высшего образования, судя по всему, он не имел. Был болезненным и несколько застенчивым. Однако по свидетельству лично его знавших людей обладал гибкостью ума и сообразительностью. Благодаря своему послушанию — он был управляющим митрополичьих домов в Киеве — Константин, принявший к этому времени постриг в мантию с именем Климент, был вынужден общаться с разнообразными людьми, которые жили в этих домах. Это общение оставило свой след, он научился общаться с людьми, приобрёл жизненный опыт, который ему в будущем очень пригодился. Был экономом Лавры — в его ведении находились кроме самой Лавры все предприятия: кирпичный завод, мельницы, сенокосы, рыбные угодья, леса, хутора, пасеки, а также всё движимое имущество, кроме церковного.

Наместником Киево-Печерской Лавры архимандрит Климент стал в самый разгар смут и гонений против Св. Церкви – в конце 1917 года. Решение об этом было принято на Соборе братии Лавры. Однако последующие события гражданской войны и многочисленных переворотов в Киеве, убийство большевиками Священномученика митр. Владимира (Богоявленского) Киевского отодвинули это событие на задний план, и потому архимандрит Климент послушание Наместника Киево-Печерской Лавры долгое время исполнял без утверждения со стороны Св. Синода. Лишь 3 июня 1921 года он был официально утверждён в своей должности.

Наместник — первая особа после настоятеля. В его руках была сосредоточена вся исполнительная власть по управлению Лаврой. Ему пришлось принять управление древнейшей святыней Руси в самое тяжёлое время, когда большевики заняли Киев, и в Лаврской типографии разместился один из революционных штабов. Как и многих в то время, его часто вызывали в ЧК, и подолгу там «беседовали» с ним...

Ему, несущему ответственность за всю Лавру, часто приходилось искать выход из трудных ситуаций, которые постоянно появлялись на его пути. Жизнь его в это трудное время была полна волнений и невзгод, но несмотря на трудности, батюшка находил время на службу, молитву, пост, которые очень любил.

С 1922 по 1925 годы он исполнял обязанности Настоятеля Киево-Печерской Лавры. В 1925 году за противостояние «Живой Церкви» отец Климент был арестован и сослан в Харьков, который был в то время столицей советской Украины. В 1925-1927 годах он служил в храмах Харьковской епархии.

В 1927 году после выхода печально известной Декларации митр. Сергия (Страгородского), архимандрит Климент вместе с наместником Лавры архимандритом Макарием (Величко), игуменом Евстратием (Грумковым), а также четырьмя монахами, отошёл от митр. Сергия, организовав катакомбную общину ИПЦ и начав тайные богослужения на квартирах. Они написали митр.Сергию о своём отходе от него и были им за это «запрещены в священнослужении». С начала 1928 года они были под омофором епископа Дмитрия (Любимова), а осенью при посредничестве иосифлянского игумена Клавдия (Савинского), проживавшего в Петрограде на подворье Киево-Печерской Лавры, перешли к катакомбному епископу Павлу (Кратирову), назначенному митр. Иосифом (Петровых) Петроградским представителем Истинно-Православной Церкви (ИПЦ) на Украине. В Харьков к отцу Клименту ездили за Святыми Дарами даже из Киева, так как считали, «что в сергиевских храмах таинства принимать нельзя».

Батюшка, скрываясь от властей, проживал в Харькове на разных квартирах. В 1932-1933 годах по адресу: ул.Чистоклетовская 11, а потом на ул.Мануиловской 42. Как он сам пишет в анкете: «Настоятель Лавры, без места в подчинении митр.Петру».

Прошедших в 1931 году массовых арестов последователей ИПЦ (или «иосифлян» - как их еще называли по имени митр. Иосифа Петроградского) отцу Клименту удалось избежать чудесным образом. Когда батюшку пришли арестовывать, то у него из-за давней болезни горлом пошла кровь — он был болен туберкулёзом. Увидев это, чекисты махнули на него рукой, мол, сам помрёт, и ушли. А он вскоре после этого скрылся и до 1941 года находился на нелегальном положении.

С началом войны в 1941 году, он вернулся в Киев и хотел возглавить Киево-Печерскую Лавру. Но так как он не признавал власти местных архиереев, то разошёлся с братией, которая избрала настоятелем архимандрита Валерия. И в данном случае отец Климент оказался также твёрдым и не пошёл на соглашение. Он организовал в черте Киева, в селе Мышеловка, небольшую общину и совершал там богослужения. После возврата в 1943 году советской власти он из Киева переезжает в Харьков, где проживал тайно во флигеле у своих духовных чад.
В годы войны архимандрит Климент принял постриг в великую схиму с именем Антоний – в честь Св. Преп. Антония Киево-Печерского, основоположника монашества на Руси. Бытовала версия, что постриг о. Климент принимал из рук схиархиепископа Антония (кн. Абашидзе,+1943), проживавшего в Киеве в затворе. Однако эта версия не нашла пока достаточного подтверждения. Поэтому где и от кого им был принят постриг – нам неизвестно. Как бесценное свидетельство приводим воспоминания о старце Антонии катакомбной инокини А.:

«Я принадлежала к общине отца Серафима (Загоровского). Община была большая — одних монашествующих было человек 35, а мирян великое множество.

В 1943 году отец Серафим выехал из Харькова вместе с отступавшей немецкой армией, и мы остались одни. Через некоторое время монахини Мелетия, Нектария, Алипия и Иоасафа, привели меня к архимандриту Клименту, который во время войны принял схиму с именем Антоний, но кто его постригал я не знаю. Он приходил к отцу Серафиму и они друг у друга исповедовались. Это было в 1944 году, война еще продолжалась, и поэтому, как и все люди, батюшка жил очень скромно в маленьком домике на Холодной Горе. У него была маленькая комнатка с печкой, которую он топил дровами. По дому он ходил в подряснике, иногда выходил в сад гулять. У себя в комнатке он служил литургию, и люди тайно по договорённости приходили к нему на службу. Чтобы было меньше заметно соседям ходили по 5-7 человек. На следующую неделю приходили другие люди. Когда замечали служку, то переставали ходить, чтобы не привлекать внимания. Со своими духовными нуждами получалось приходить где-то один раз в месяц. Очень многих он тайно постригал в монашество, в том числе и меня.
Жил батюшка у благочестивых православных христиан со своей келейницей схимонахиней Михаилой, умерла она 3 апреля 1969 года и похоронена рядом с ним. Хозяин дома Михаил Григорьевич Пономаренко, поздравляя с днём ангела, имел обычай говорить: «Даруй тебе Господи смерть с покаянием». После его смерти в 1964 году его жена Лукия приняла постриг с тем же именем, умерла она 8 января 1971 года.

Я сама жила в то время в селе за 20 км от города и пешком ходила на службу в Харьков. Придя в очередной раз к отцу Антонию, чтобы навестить его, я обнаружила, что он умер прямо перед моим приходом. Мать Михаила ещё никому не успела сообщить об этом, и вот я всю ночь ходила, всем сообщая: «Батюшка умер, приходите прощаться». После смерти батюшки мы читали Евангелие и пели панихиды, а отпевал его заочно иерей Владимир Веселовский из Киева (†1.01.1974). Батюшку облачили в схиму, также положили всё необходимое при погребении священства, и на санях повезли на кладбище.
Схиархимандрит Антоний почил о Бозе 18 декабря 1950 года и похоронен в Харькове на Залютинском кладбище, где его останки покоятся до сего дня.

Батюшка был очень строгим, был случай, что его попросили помолиться за коммуниста, на что он ответил: «Не могу за него молиться, так как он не принёс покаяния перед людьми». Но эту строгость он совмещал с добротой, и всегда духовно и материально помогал людям разрешить появившиеся проблемы и нужды. И даже после смерти он не оставлял своих духовных чад без помощи.

Так вскоре после смерти батюшки у схимонахини Михаилы стали часы, и как не старались их починить, никто ничего не смог сделать. А средств на покупку новых не было. Тогда матушка пошла на могилку к батюшке и попросила его, чтобы часы пошли. Придя домой, она увидела, что часы сами пошли и с тех пор они в ремонте не нуждались».

По воспоминаниям ныне живущей монахини Маргариты, которую в 1942 году постригал отец Серафим (Загоровский), отец Антоний как и старец Серафим, всё время поминали митрополита Петра (Полянского) Крутицкого.


Настоятель Киево-Печерской Лавры архим. Климент (Жеретиенко) и её Наместник архим. Макарий (Величко)
во время пребывания в Харьковской ссылке, в связи с неприятием Декларации митр.Сергия (Страгородского).

Как уже упоминалось выше, ближайшим сподвижником Схиархимандрита Антония в бытность его Наместником и Настоятелем Киево-Печерской Лавры был Архимандрит Макарий (в миру Величко Марк Онисимович).

Отец Макарий родился в 1866 г. в с. Колесники Волынской губернии. Был послушником (с 1891), затем монахом (с 1899), иеродиаконом (с 1918), иеромонахом (1919) и архимандритом (с 1922) Киево-Печерской Лавры. В 1917-1924 гг. член Лаврского Собора, в 1923-1924 гг. Наместник Лавры.

За сопротивление обновленчеству вместе с архим. Климентом (Жеретиенко) архим. Макарий арестован 28.10.1924 г. и выслан в Харьков (с 17.11.1925). Декларацию митр. Сергия (Страгородского) не принял. Поддерживал митр. Иосифа (Петровых) Петроградского и принадлежал к Истинно-Православной Церкви (ИПЦ), сергиансую церковь не признавал. Служил тайно по домам катакомбных истинно-православных христиан. Арестован 17.01.1931 (16.01.1930-?) по делу Харьковского "филиала" ИПЦ. По пост. КО ГПУ от 2.01.1932 г. приговорён к 5 годам лагерей. По пост. КО ГПУ от 22.04.1933 г. освобождён досрочно с лишением права проживания в 12 населенных пунктах и прикреплением на оставшийся срок. Вернувшись из ссылки, поселился в г. Остер Черниговской области, поддерживая тесные связи с катакомбными подвижниками ИПЦ на Черниговщине – Священномучеником Дамаскиным (Цедриком), Епископом Нежинским, игуменом Алипием (Яковенко), игум. Лаврентием (Проскурой) и др. В 1937 г. арестован за принадлежность к ИПЦ. Погиб в заключении в нач. 1940-х гг.


Категория: Мои статьи | Добавил: Sxima (09.10.2011)
Просмотров: 1487 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Форма входа

Категории раздела

Мои статьи [410]

Поиск

Наш опрос

Кого я больше всего люблю
Всего ответов: 978

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0