Εἰς μίαν, Ἁγίαν, καθολικὴν καὶ ἀποστολικὴν Ἐκκλησίαν + Et unam sanctam,
catholicam et apostolicam Ecclesiam + Верую в единую, святую,
соборную и апостольскую Церковь

Пятница, 18.08.2017, 07:58 По благословению Его Высокопреосвященства Михаила Венедикта архиепископа Сумского и Ахтырского 

Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Каталог статей | Мой профиль | Регистрация | Выход | Вход

Главная » Статьи » Мои статьи

Письмо 3.
 Церковь Русская жива.

Милость Божия буди с тобою, сын мой!

Пишу для бодрости твоей. Великому унынью твоему нет надлежащих причин. Если Церковь Христова на Руси жестоко гонима, если враги Ее не дают Ей возможности видимо проявиться, открыто и перед всеми свидетельствовать себя, то это не значит, что Церкви Христовой на Руси нет. И если ты своими внешними очами сейчас не видишь Церкви, то от сего нельзя заключать, что Она разрушена до основания. Если ты, горячо любящий мать свою Церковь, не признаешь нынешних подделок под Церковь - Церковью, то отсюда никак не следует, что ты остался вне Церкви. Бывали времена, когда Церковь Христова была видима всему мiру. Бывали и другие времена, когда Церковь становилась невидимой мiру. Но никогда не было такого времени, когда бы Церковь Христова была побеждена врагами Ее, когда Она была бы совсем уничтожена. Сила Церкви всегда выше всех сил ада, восстающих на Нее. Лика церковного никогда не затмить врагам церковным. Наша Святая Русь была и есть Святой Русью, и крепкую надежду имею, что и останется она таковой. Также и Церковь Христова на Руси была, и есть, и будет. В этом крепкую веру имеем. Ныне, хотя мы и не имеем видимой Церкви, но мы в Ней пребываем. Как верные чада церковные, мы никуда из Церкви не уходим и не уйдем.

Твой вопль похож на вопль пророка Божия Илии. Он также говорил:

"Сыны Израилевы оставили завет Твой, разрушили Твои жертвенники и пророков Твоих убили мечем; остался я один" (3 книга Царств 19, 10). Ты также не прав, как был не прав в то время сей блаженный пророк. Ты помнишь, конечно, картину Нестерова под названием "Святая Русь". На этой картине - русские всех сословий. Лица у всех, изображенных там, чужды прелести мiра сего. Всеми силами души они жаждут только одной правды Христовой, Живут только ей одной, ради нее страдают, томятся, принимают жестокости жития. Такова была Русь и такой осталась. Одежды только иные надела, но от изменения внешности не изменилась внутренность. В рабство к врагам своим попала она попущением Божиим. - На каторжный труд ее послали. И вот мы видим в любой деревне, в любом колхозе, в любых тяжких работах эту прежнюю Русь. Одежды другие - большей частью рубища. А лица все те же, выражение их то же, что у русских людей на картине Нестерова. Такая же жажда нетленного, вечного, такое же смирение перед жестокостью и насилием века сего. Жива и славна Церковь Христова на Руси. Только не там Она ныне, где звонят колокола и где пышные ризы одевает духовенство Московской патриархии. Не там Она, где т. н. "служители церкви" кичатся только, и преимущественно, гражданскими, советскими добродетелями. Она в венце терновом, который завещал Ей Христос. Она на Голгофе ради правды Христовой. Она светится невечерним светом, Покрывают Ее тайны терпения, смирения и глубочайшей молитвы. Но одолена быть Она никем, никогда не может, "Истина Господня пребывает во век" (Пс. 116, 2). "Блажен, у кого надежда на Господа, вечно хранящего верность" (Пс. 145, 5,6).

Безсилие врага в борьбе с Церковью сказывается в том, что он никогда не может затмить истины Христовой. Поэтому он всегда усердие свое кладет для того, чтобы только запутать все входы к истине. Вот, может быть, и в твоем сознании ему удалось такую путаницу произвести. От сего унывать не нужно. Надо только твердо себе ныне уяснить: откуда нам русским грешным людям светит свет истины.

Прежде всего, истина как была, так и есть в церковной правде, в соборном разуме Святой Церкви, который запечатлен в соборных постановлениях и правилах. Зная их, всегда можно тьму вольного и невольного заблуждения отличить от истины, как бы враг устами злонамеренных ни искажал сего источника истины.

Потом, истина Христова, истина церковная - у нынешних многочисленных страдальцев за истину. Услышь их голос, и ты услышишь голос истины. - Это не страшно, что ты с этими страдальцами не находишься в видимом общении. Сердца их с тобой, потому что ты любишь Церковь Христову. И твое сердце с ними. - Потом, непременно, ищи истину Христову у нашего великого русского православного народа. Ступай в любую русскую деревню. Постарайся услышать там молитву бедных русских людей. От этой молитвы сокровенно прольется на тебя свет истины. Еще признаки особенного благоволения и любви Божией к Церкви русской ты обрящешь. Постигну я смысл величайших искушений и мук, которые Ей попущены ныне Божественным помышлением. - Как все странно на Русской земле. Вновь зазвонили в открытых храмах колокола. Там ковры, цветы, тщеславное торжественное упоение успехами, и тут же на Руси тысячи, десятки тысяч мучеников, изнуренных страдальцев за святую Православную Церковь. В храмах открытых духовенство возлюбило временную сладость греха, там открытое предательство церковных интересов, низкое пресмыкательство перед сильными мiра сего и тут же, в это же время, мы видим на Руси мужей великого мужества и благородства христианской души. Велика слава новых русских мучеников и исповедников. Несколько лет тому назад я был направлен в концлагерь. Меня туда гнали по этапу, от тюрьмы до тюрьмы. На стене одной тюремной камеры я тогда прочел такую надпись: "Слушайте, читайте: Я Васька Жиляй, известный бандит, пишу эти слова со мной рядом на нарах лежит монах. Это действительно святой, истинный человек. Он мне выворотил и перевернул все сердце". Если бы кто знал, какие тонкие, хитрые изобрел враг для нынешних мучеников за Церковь казни и искушения, и они противостояли им. Если бы кто знал, как мучительны допросы мученикам и исповедникам Христовым перед новыми игемонами, но мученики противостояли им. Если бы кто знал и видел море соблазнов, предлагаемое страдальцам за истину, но страдальцы противостояли им. Одни из них умирали от голода, другие умирали от стужи морозной. Шли на казнь, сопровождаемые страшными издевательствами и насмешками мучителей. Шли, умирали и в трепете души несли возлюбленного Христа и Его святую Истину. Их казнили и в одиночку, сокрыто, и целыми сотнями и тысячами в угарных банях, топили преднамеренно в кораблях, сжигали, травили ядом и т. д. Перед подвигами новыми современных страдальцев за веру бледнеют картины гонений на Церковь Христову древнего времени.

Ни один историк, не исчислит их испытаний, трудов и болезней. Не исчислит также великих заслуг перед православием на святой Руси. Ведает их только Христос, Пречистая Дева Мария и Святые Ангелы Божии. Ибо эти страдальцы силою Христовою совершили безмерные свои подвиги. - Только Ему единому в мучениях своих они приносили вопль: "Тебе люблю и Тебе ищуще страдальчествую, и сраспинаюся, и спогребаюся крещению Твоему, и стражду Тебе ради, яко да царствую в Тебе, и умираю за Тя, да и живу с Тобою". Прикосновение к их духу и нас снабжает силою Христовою. Любовь к ним и нам сообщает любовь ко святой Церкви. Молитва к ним обращается в молитву их за нас, чтобы мы до скончания дней своих пребывали в корабле Иисусове, которого не потопить врагам.

Помни, дорогой мой, сие и утешайся сим. Если дух твой с этими страдальцами и мучениками, то, значит, дух твой в Церкви Христовой присутствует. Сейчас в открытых храмах можно наблюдать две веры. Одна вера, или вернее ненависть к вере, в алтаре, местопребывании духовенства, а другая вера - в храме, где народ, ничего не понимающий в новом расколе, стоит плотной толпой, ожидая благодатных церковных утешений. Идти народу больше некуда, ведь истинных православных храмов нет - они не позволены. И вот народ тщетно ждет мира и ласки церковной в храмах "Московской патриархии". Правда, уже в этой толпе много разочарованных, уже много понимающих, что здесь не найдут они освящение душам своим. Но сюда, в храм, они пришли с глубокой жаждой чувствовать и слышать Божие откровение. В алтаре этих храмов - лицемерие, волнение страстей от маловерия, грязные поступки и дела от неверия, а в народе, наполняющем эти храмы, осуждение себя, преклонение колен сердца перед Богом и жажда благодати. Правда, уже много стало понимающих ложь и неправду "Московской патриархии" и духовенства, служащего теперь в открытых храмах.

Но таков народ наш. Сердце народное живет Богом и дышит только Богом. Когда я был в концлагере, то имел товарища по несчастью, с которым вместе в одной палатке жил. Андрей Дмитриевич (так звали его) никогда ни с кем о Боге и о своей вере не говорил. Я прожил с ним два года и не мог понять его души. И только, когда ничью однажды подсмотрел, как он молится, в слезах и великом исступлении перед образом Матери Божией, я узнал, кто был мой товарищ. Как великое неоценимое сокровище, хранил в самых глубоких тайниках сердца своего русский народ веру свою. Верою он живет - ради нее распинается. В одном селе, особенно по нынешним понятиям, передовом, давно был закрыт храм. И думали люди, ведущие борьбу с Церковью, что удалось им потушить на селе лампаду веры. Но убедились в обратном. В этом селе проживала одна черничка. Как-то сокровенно ее навестил один гонимый батюшка. Черничка не поостереглась сохранить тайну этого визита. О присутствии у чернички батюшки православного узнал народ. Рано утром весь луг перед домом чернички запрудили православные. Все село было тут. Кому крестить, кому принести покаяние, кому молебен отслужить, а кому и просто благословение священническое потребно было. Вот уже воистину не поймет и не оценит гордый взор иноплеменный, что сквозит и тайно светит в простоте твоей смиренной, великий, родной, русский, православный народ. В одном доме тайно служил я литургию. Приглашала в этот дом меня жена хозяина. Муж ее не причащался 30 лет. После того, как пропели "Отче наш" и люди стали подходить ко мне за прощением грехов, подошел и хозяин дома. Стал он передо мной и сказал: "Христа ради поисповедуйте и причастите меня. - Я больше не могу так'" Вот видишь, - враг, вероятно, думал, что он покорил эту душу. А на самом деле, что вышло? Не умерла вера и в таком человеке и посрамила врага. Вот тебе еще два примера. - Пасха в большом сибирском селе. Храм закрыт и разрушен. За сотни верст не сыщешь священника, могущего принести праздничное утешение. Глубока скорбь народная. Под самый праздник собралась на селе большая сходка. Рассуждали люди о том, как им почувствовать праздник Христов, и решили так: под Пасхальную ночь вечером, всем на селе поставить приготовленные пасхи и куличи на кровлю домов своих. Пусть - сказали, - их освятит роса небесная свыше, если Божиим попущением некому больше освятить иначе".

А вот другой рассказ о вере народной - непобедимой и неистребимой. Приехал недавно ко мне из глуши деревенской один добрый человек. Я его расспрашивал о душе народной, и он мне рассказал о том, как теперь там у них в деревнях без священника мiром, т. е. всем обществом сельским Богу молятся. Храмы открытые от них весьма далеко, да и не льнут они к ним. И вот не в одном месте и не в двух, а везде по их "округе", как говорил мой знакомец, народ теперь сам отправляет общественное богомолье. В нареченный день из каждого дома берут по одной иконе, самой любимой, и собираются все верующие на селе в одно место: на выгон, в луга или в поле, где обычно прежде совершались такие же богомолья. Самые грамотные на селе читают там каноны и акафисты, какие знают, а народ в то время усердно молится. Говорят, что такие богомолья собирают гораздо больше народа, чем собирали прежде при священниках. Не истощилась, а углубилась жажда духовная. Ходит странник по московским окраинам. Из фанеры, картона, фольги делает макеты православных храмов. Продает их желающим. Маленькие храмы, которые можно поставить на стол. В них все есть: колокольня, алтарь, в алтаре престол и жертвенник, запрестольный крест, иконостас и т. д. Люди, рабочие, много таких храмов накупили у странника. Купят, забьют в ящик, и домой пошлют в деревню. Там, говорят они, ничего нет духовного. Родные наши посмотрят на эти храмы и поплачут. Вспомнят свой родной храм, который разорили.

А видел ли ты, родной мой, в наше время веру у детей. Ведь им нет ныне наставления христианского. Слышат и видят они только примеры, от всяких безбожников предлагаемые. Как трудно их душам. И поэтому как трогательно глядеть на молитву их. Как трогательно слышать, когда дети сами, никем не побуждаемые, приходят к священнику и просят себе крещения.

Недавно я видел, как два мальчика прибивали к воротам своего дома Животворящий Крест Христов, прибивали для того, чтобы видели вес, что дом, в котором они живут - дом христианский. Я долго смотрел на эту картину, и невольная слеза упала из глаз.

Верен Богу народ наш в самых трудных, в самых ненастных обстоятельствах. И нам, маловерным, он подает великие уроки своей веры. Рассказывал мне один батюшка такую повесть. У них на селе пожар был, и многие погорели. Случилось в ту пору батюшке по селу с чудотворной иконой ходить. Не могли погорельцы в дома принять Святую икону но, все до единого, молебны служили на пепелищах своих. Усердно, крепко на коленях молились, а икона стояла на углях и обгоревших досках под небом. "И я, - говорил батюшка эти слова, - глубокие слезы лил, глядя на такую молитву".

Таков наш народ, сын мой. И великому сокровищу веры ты можешь воспитаться от него. Не бойся, Церкви он не изменит, ибо его вера свята и чиста. Он всегда чувствует ответственность перед Богом за своя нечаянные проступки. Душа его стремится всегда к истинному покаянию и к глубокой благодарности Богу за все ведомые и неведомые благодеяния Его. Душа народа русского чувствует всегда и в себе носит православную церковность, и тебя может научить ей. Только прильни к православному народу, внимая ему, живи духовно с ним, не потеряешь тогда путей церковных.

Как я уже упомянул тебе, у нас есть еще явные признаки Божия благоволения и особенной, чрезвычайной Его любви к народу русскому. Эти признаки можно усмотреть в том кресте, который даровал Господь русскому православному народу. Крест этот исключителен и не имеет себе подобных. Ни у какого народа не было такого креста. Кто знает меру страданиям нашим? Бог благ, безконечно благ. И, от любви Его мы пьем эту горькую чашу. Пьем ее и ведаем, что даровал ее нам Бог по воле своей, нам неведомой, но благой и совершенной. Судить о причинах такой чаши, это значит безполезно исследовать промысел Божий неисследимый. Говорят, за грехи свои лютые мы так страдаем. А Св. отцы причины великих искушений видят не в одном грехопадении нашем. Св. Иоанн Кассиан говорит, что причина, по коей искушаются люди, трояка: а) по грехам, б) для испытания веры, в) для исправления жизни. - И затем, пишет Св. Иоанн Кассиан, еще есть 4-я причина, по которой посылаются страдания - именно, - "да явятся чрез то слава и дела Божии (см. Еванг., Иоанн 9, 3; см, Иоанн Кассиан соб. 6-е).

Мы не знаем доподлинно, за что страдаем, только твердо знаем, что при этой чаше великих испытаний с нами Бог, с нами Господь наш Иисус Христос, и сим довольны бываем. Где это так было, как есть у нас. Посети любой захудалый уездный городишко. Картина везде одна и та же. На главной площади руины храма, иногда высится среди них недоломанная церковная стена, иногда на ней виден Христос, благословляющий, исцеляющий, молящийся в поте кровавом о чаше своей, и тут же на базарной площади выстроилась длинная живая очередь жителей в отрепьях. В кооперативе, оказывается, по 200 гр. серого мыла дают. Закрыты, разрушены, осквернены везде храмы. Забыты праздники, посты. Не учатся дети христианскому закону. Стынет в мерзости от одной плотской жизни душа. Жалкая, голодная, рабская, мучительная жизнь. Везде слышны глубокие вздохи, но жалоб нет. И кому жаловаться, ведь Бога-то отняли. Но нет, не отняли. Бог в нерукотворенных храмах живет. Им полна душа народная. "Хозяин не ошибается, - говорят русские люди, - Бог правду видит. Он не до конца прогневается, ниже во век враждует. Не погубит".

Лет пять тому назад я проживал в одной деревне. Был праздник Успения Пресвятой Богородицы. - Отправляясь на прогулку в поле, я заметил благообразного старика с мешком. Он был послан колхозниками собирать курьяк (куриные пометы) на удобрение. Старик со мной поздоровался и истово поклонился. "Дедушка, - сказал я, - а знаешь ли ты, что сегодня праздник?" "Какой?" - спросил дед. "Праздник Успения Пресвятой Богородицы", - ответил я. Дед стал на колени и с потрясающими рыданиями приник к земле. Заплакал с ним и я. Потом дед обратил свое лицо ко мне и воскликнул: "Неужели, неужели Он не помилует нас? Неужели Он не сжалится над нами?" Я утешил старика и убеждал, что Он непременно сжалится. Да и может ли иначе быть, чтобы Он над нами не сжалился. Разве мы не видим, что находимся в Его великом промышлении. В Его великой любви.

В одном журнале я видел картину. Называлась она: "Слезы России". На ней изображено было поле, мелкие березочки, а внизу везде кругом вода, в которой отражаются небеса - то неисчислимые слезы России.

Велики слезы страны лаптей, народа нашего. И море безпредельное слез наших, их особенная горечь есть великое достояние наше. У нас больше ничего нет, К Престолу Вседержителя мы положим только слезы наши. Никто столько слез не положил туда, сколько положили мы. Ни у кого они так не горьки, как у нас. И поэтому мы имеем великую надежду, что наши слезы будут особенно близки к Богу. Ведь мы их принесем еще с русской кротостью, с русским смирением. Неужели неподкупная правда Божия лишит нас с такими слезами. - Нет! Эти слезы есть благовестие милосердия Божия. Есть знак, что Господь с нами пребудет, что мы непременно будем причастниками истины Его.

Русский народ многие обманывали, он во многом виноват. Велика короста на его сердце. Но дайте свободно выплакать ему перед Богом все свои болезни и недуги.

Изнесите образ Пречистой перед людьми русскими и дайте им свободу исповедовать свою веру. Тогда вы увидите такое явление, которого не увидите ни в одной стране. Вы увидите восходящую к небесам великую покаянную молитву, и вы увидите с небес простертые руки Отца Небесного к русским людям. О, сколько русских православных душ жаждут ныне покаяния.

Живи, родной мой, верой и любовью Божьею безмерною к народу нашему. Следи за тем, как Господь, по любви своей, подает нам исключительные испытания и верь, крепко верь, что Он наблюдает за нами, ведет нас к Небесному Отечеству путями необыкновенными. Верь и в благодарственной молитве успокаивайся совершенно. - Может быть, ты скажешь: "а как же быть, когда нет у нас священноначалия и таинств ныне". Это скажешь совсем напрасно. Священноначалие наше - одно приносит жертву мученическую за всю Церковь, а другое - укрывается ныне от нестерпимого гонения в местах тайных и непроходных. Усердно молись, чтобы встретить тебе этих укрывающихся священнослужителей, и принять от них необходимые тебе таинства.

Помни также, что Святые таинства - дело есть Божие. Святая Мария Египетская не мнила себя, находясь в пустыне, вне Церкви.

Всем сердцем желающих таинств, Господь сподобляет принять оные. - И для сего яви пред Господом своим истинное смирение, неотступную молитву и чистоту веры.

Храни тебя Господь и Царица Небесная и все Святые земли Свято- русской.
Категория: Мои статьи | Добавил: Sxima (20.01.2011)
Просмотров: 447 | Рейтинг: 5.0/11
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Форма входа

Категории раздела

Мои статьи [410]

Поиск

Наш опрос

Кого я больше всего люблю
Всего ответов: 977

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0