Εἰς μίαν, Ἁγίαν, καθολικὴν καὶ ἀποστολικὴν Ἐκκλησίαν + Et unam sanctam,
catholicam et apostolicam Ecclesiam + Верую в единую, святую,
соборную и апостольскую Церковь

Пятница, 18.08.2017, 07:51 По благословению Его Высокопреосвященства Михаила Венедикта архиепископа Сумского и Ахтырского 

Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Каталог статей | Мой профиль | Регистрация | Выход | Вход

Главная » Статьи » Мои статьи

Дорогому собрату во Христе святейшему Кириллу посвящаеться II

Отступники все на одно лицо -
Блуждающая, наглая ухмылка;
Полустукач, полуеврей, масон -
Оставленный и влипший в грязь обмылок.

У них есть прошлое, зашторенное глухо,
Кровоточащее подспудно и во снах;
Есть тот обрыв, с которого он рухнул,
Пеньки, где заблудился в трёх соснах.

Уехать он стремился только дальше,
Базарить на другом конце земли.
Не ищет обличенья, мол, не мальчик,
Не овцы, как известно, а козлы.

Их, скачущих, теперь и не увидишь,
Обритых, облапошенных в сектантах.
Посты отбросившие жрут свинью с акридой -
Зрел я не раз былых овец останки.

Изглоданные завистью и злобой
В старообрядцы шли, в патриархию.
У всех один акцент, предельно злобный,
Расхристанные после харакири.

Они неаппетитны и всеядны,
Пытались гадить на свои столы,
Где ели, пили – словно злые гады,
Кроты слепые - бывшие орлы.

Их одобряет нынешний кагал,
Зарплата их - не наши крохи, гроши,
Едят нечистое и собирают кал,
На чём пекут сектантские лепё шки.

Молитва за таких в устах застрянет,
Из памяти стирается бесследно;
О правоте своей талдычат зло, упрямо,
Им над собой не светится победа.

Отступники - блевотина в сосудах,
Утроба псов несытых и шальных.
Дай покаяние им, Господи, иудам,
Издохших жаб исторгни из квашни.

-------------------------------------------------------------

Опростоволосилась юродивая Русь,
Блажила с волосами священства и монахов,
Играла под Самсона, как мухомор под груздь,
Застоем кельи продымленной пропахла.

Бесилась с жиру, кровью пузырилась,
Охаивала проповедь и перевод Писанья;
Столетьями не отделялась примесь,
Искала мощь в мощах, усердно их кромсала.

Век двадцать первый всё те же выдал перлы,
Живое слово прячется под спудом,
Угрозы Божьи сошли не к нам же первым,
Сбылись над иудеями, и к нам ли не прибудут?

История еврейских патриотов,
Мельчавших в злобе, вышла к катастрофе.
Но если Бог за нас, то кто же будет против,
Нас не сожрут безбожники, как жук картофель.

Нам только бы, сверяться, углубляться
В Библейскую премудрость погружаясь;
Континентальные на нас нахлынут встряски,
Не наших идолов, а в гневе бьют скрижали.

Россия русская, расселася Рассея.
На пепелище призраки разбитых колоколен;
Остатки вычерпали, Сам Господь рассеял,
Могучий дуб Бог на лучинки колет.

И выход лишь один – смиренно в плен брести,
Сады растить в патриархии чуждой,
Смиренным покаяньем восстановить престиж,
Cчитая проповедь наиважнейше нужной.

В Апостольской живой командировке
Набраться опыта у ног Христа с конспектом,
Не впасть в монашество, в их хитрые уловки,
Иначе песенка России будет спета.

Когда-то Ездра волосы у подчинённых драл,
Развод в стране устроил от незаконных свадеб;
У нас в завале всё, нам нужен клич «Аврал!»
С Христом по силам к жизни жизнь наладить.

---------------------------------------------------------------------

Объединится ли Израиль с Иудеей,
Предав анафеме надменье Ровоама ?
Упущенное на двое поделят,
Отслужат в Соломоновом вновь храме.

Сойдутся чаянья от двух тысячелетий,
Обиды прошлого на ум и не придут.
Кто нам напомнит Иисуса с плетью,
Порядок наводящие и суд?

Галдят епископы и лезут в Интернет,
Жужжат залипшие в масонские тенёта.
Ещё придётся малость потерпеть,
Пока их совесть падшая проснётся.

К объединению зовут не дозовутся
На живодёрню с эгоистичным духом.
Нужны советники – Апостолы Иисуса, –
А ныне из Писания – ни звука.

В патриархии мёртво благовестье,
Живое слово в алтари не вхоже,
С кадилом дымным замерли на месте,
Покой царит на запрестольном ложе.

И за границей чуть не сотню лет
На ностальгии жарят и смакуют,
Канонизируют монашеский скелет,
Вот-вот в святые влезет Путин.

А Библию в советники не взяли,
Миссионерства даже не коснулись.
Терпели эмиграцию не зря ли,
Переливали колокол на пули?

Святую Русь лелеяли в мечтах,
А Русь «святая» – выдумка тщеславных,
Им шар земной не ровня, не чета,
У них и царь был суперправославный!!

«Деяния Апостолов» – устав,
И перед ним все смертно виноваты…
Жить во Христе, с Христом, и ждать Христа…
Придёт, не будет ли и нами Он распятый ?

-----------------------------------------------------------

Нет больше радости для сердца моего,
Как слышать от друзей и от врагов,
Что дети мои все не босиком,
И каждый при мече, на бой готов.

Кроил и шил я каждому обувку
По мере ревности и рвения к труду,
Кто борется за Библию, за стих и букву –
Победы их на стенде, на виду.

Прошли они по кварталам успешно,
Квартирам и прохожим раздавали
Визитки на занятия, шёл каждый пешим,
На жёстком одр их, но не на диване.

Пропитанные истиной и потом,
Пугали бритых всех еретиков;
Патриархийным доставалось оптом –
Истёрли сотни блещущих подков.

У староверов бородатых тьму
Крошили, измочаливши, сжигали,
Сегодня злы на нас они, лишь в вечности поймут,
Как мы любили их при их оскале.

Душа моя ликует ежечасно
От поступающих звонков и телеграмм,
Что жизнь моя прожита не напрасно,
Не зря я с лестовкой трудился по утрам.

Теперь же сведения электронной почтой.
Уведомляют о грядущей жатве.
С тем высевом детей знаком уже заочно,
Там проповедь в расцвете, где прежде рдели маты.

Печать моих трудов есть дети,
Евангельскою верой осиянны.
Забрасывают справа ночью сети
С Апостолом Петром и Иоанном.

Порадуйте меня, что Библия ваш хлеб,
Что в истине стоите, не шатаясь,
Христос вас сохранил, и обещает впредь.
С смирением дружите, презирая самость.

-----------------------------------------------------------------

О нашем зрении заботится Создатель,
Сготовил мазь для порченых очей,
К Себе зовёт слепцов и хочет дать им.
Зовёт к Писанию – не в храм и не в мечеть.

«Неужто слепы мы?» – дивились иудеи,
Тараща ненависти полные зенки.
Христа-Мессию явно проглядели...
Ту обстановку на себя прикинь.

«Под идола» сыграл «святой» народец,
Глаза имея, видел и не разумел.
Считались зрячими с таким уродством,
Не подготовились к субботе и зиме.

Глухие аспиды, заморыши слепые,
Пытались зрячесть делом доказать,
И «Дело» против Господа слепили,
И лгали, глядя сущей Истине в глаза.

А мы, с набором импортных лекарств,
Имея опыт сдёрнуть катаракту,
Сумели ли себя не обокрасть,
В любом вопросе оказаться справа?

У модниц в краске брови и ресницы,
Зрачки расширены от непригодных капель.
Любое украшенье глаза – с риском.
Не штукатурьтесь! Отложите шпатель!

«Хочу прозреть!» – вопил слепец несчастный,
И руки простирал к прошедшему Иисусу.
Отсюда может новый путь начаться, –
Но крохобор-священник к купальне не допустит.

Поп не пошлёт на злачные страницы
Евангельских словес, сугубо не позволит.
Слепцу же надобно от брения омыться.
От благовестия кто ныне заслужил мозоли?

При чтенье Библии с глаз темнота сползёт,
Увидишь мерзость злой патриархии.
Для несвятой Руси разверст могильный зёв,
Без Библии не видит его слепой рахитик.

------------------------------------------------------------

Облыжных обвинений никак не избежать,
В измене папе, патриарху, авве,
Прославят «блудником» и не один ушат
Сумеют опрокинуть и «рога» наставить.

Не бойся, что прилипнет – отдерётся,
Подсушится от времени и вспыхнет;
У лжи коротконогой пережжёт и кости,
Развеет, не оставит даже пыли.

Без обвинений ложных не окрепнуть,
Не укрепить корней деревьям хилым;
Прослыть неприкасаемым случается, но редко, –
Когда борьба отсутствует, откуда будут силы?

Неправду и напраслину приятно возводить,
И кушать с удовольствием развесистую «клюкву»;
Не впереди идущие – бредущий позади
Живущих безупречно ненавидит люто.

Перед Пилатом связанный, оплёванный Иисус,
Нашли и лжесвидетелей, так изощрялись тонко;
Все водоёмы лопнули, остался только уксус,
Синод шипит, потворствует подонкам.

На Павла возводили бесчётно обвиненья,
Но не смогли пред Фестом нимало доказать.
Не отпустил правитель тем не менее, –
Судить скоропалительно Апостола нельзя.

Их имена написаны не в свитках, а на прахе, –
Лжеобвинителей несметны легионы;
Они не устрашились Златоуста патриарха,
В его мощах не видели они живой иконы.

Что значу я, моя духовная семья, -
К нам столько милостей ниспослано Иисусом,
Потоком лжи пытаются нас смять,
Случится только то, что наш Господь допустит.

Нас есть за что серьёзно обвинять:
За пацифизм, служение на русском,
Мы не считаем, что патриархия – мать;
Отвергнув путь широкий, мы избираем узкий.

------------------------------------------------------------------

Объединение всегда ли хорошо,
Вот пролетарии хотят объединиться;
Бог скопище сие сотрёт, как порошок,
Фашистов-извергов и братьев коммунистов.

И не врасплох экуменизм вопит
О братстве, равенстве всех ересей и церкви,
К объединенью девственниц зовёт «святой» бандит,
И лезут же слепцы – земные черви.

Не скоро суд вершится на земле,
И потому борзеют негодяи.
Писк времени – братание во зле,
Объединятся все и нас туда потянут.

Да будут все едины во Христе,
Как Сын Единородный с Иеговой.
Объединиться с Богом бы успеть.
Пшеницей оказаться бы пригодной.

Объединяться с истиной не просто,
Отвергнуться себя, свой лобызая крест.
Христос есть Вождь, духовного даст роста –
Нести другим Евангельскую весть.

Объединить в молитве за врагов:
«Мечи вложите в ножны, зачехлите!»
Призрите же безумных стариков,
Соединяйте святость и молитву.

Границы нам мешают, языки,
Различия в традициях и в вере.
Хлам ересей в забвение закинь –
Невелика спасённому потеря.

Объединение возможно во Христе –
Не с патриархийной подлостью и ложью,
Иуд и Каинов скликает фарисей,
И выхватит тогда свой меч из ножен.

Мы ягодки у кисти винограда,
А виноградарь – Любящий Садовник.
Объединения иного и не надо,
В объятиях недругов иначе передохнем.

----------------------------------------------------

Не любит кто-то нас – то не беда,
О том и говорить нам не пристало,
Пусть даже не на день, а на года,
Не к одному попали мы в опалу.

Что из того… не то переживали, –
Не потерять бы нам благословенья Бога.
Примеров сотни из библейской дали,
Мы постараемся войти в них и потрогать.

Вот Лия... первая, с кем переспал Иаков,
С кем целую неделю был наедине.
Но лишь с Рахилью было дюже сладко,
Но ей-то Бог как раз не дал детей.

Она тужила, плакала, скорбела,
И семя сеялось, но нива та бесплодна;
А Лия снова сноп пожала спелый,
В который раз у пирса разгружает лодку.

Бог видит, кем и как мы нелюбимы,
Благословенны стать беременным добром;
Смирению всегда поются гимны,
Рождение от нас для недругов как гром.

Беды в том нет, когда кто нас не любит,
Попы, епископы и вся патриархия.
Что чувствовал Аввакум в жарком срубе?
Он и в дыму атлант, а царь в дворце – рахитик.

При каждом взрыве ненависти к нам,
Мы упование на Бога возлагаем;
Поставленный на нас, хватает их капкан,
Награбленное ворохом, распотрошил по капле.

Любовь Христа к себе не потерять бы,
Плодоношением любовь ту подтвердить,
Пусть видят все сторичный плод на грядках,
На благодарность нищих нам выписан вердикт.

Какую глупость явно сотворил,
Когда враги хвалить начнут вдогонку?
Беснуется пусть на арене новый Рим,
Мы с неба слышим «аллилуия» громко.

---------------------------------------------------

Не всё то продаётся, что в цене,
И на базаре то не покупают;
Уж разве в притче или же во сне
Прислонится к нам истина такая.

Я говорю о масле, об елее
В сосудах мудрых девушек из притчи,
Мы без него незримого болеем,
Заботясь не о ближнем, а о личном.

Таланты каждому положено хранить,
Преумножая в кувшинах-сосудах;
По силам алчущих талантом накормить,
И жаждущих поить – такие есть повсюду.

Дар милосердия, уменье сострадать
Старанием неленостно умножить;
Нас заедает леность и среда,
Но относись к себе, как можно строже.

Труд кропотливый над своей душой –
Язык обуздывать, не распуская вожжи,
Упрямство истирая в порошок,
А прибыль ожидать намного позже.

Что высеем, хлебов не пощадя,
В надежде ежедневно сохраняясь?
Мы посланы пройтись по площадям,
В традиции продраться, меж корнями.

Вы встретите слепых поводырей,
Лопочущих в бреду всё о «святой» Руси;
Успели с книжками о том поднатореть,
А пастырей слепых самих надо пасти.

Куда ни глянь – кривые зеркала,
Патриархии ложь за дымною завесой.
Тысячелетье Русь без Библии брела,
Юродствовала на потеху бесам.

Не в прок богатство – совесть не купить…
Рождённый свыше с проповедью выйдет
К народу русскому – не в монастырь, не в скит,
Не с тиной невод вытащит тогда, а с рыбой.

----------------------------------------------------------------

Надменность не возвысит никого…
Не надо путать гордость и геройство.
Рабсак и Олоферн ручались головой,
И на голову стали ниже ростом.

На Бога высунул раздвоенный язык
Клоп из Кремля, бацилла, гнойный Ленин.
И сгинула ГУЛага лагерная сыпь,
Стул электрический замкнул в геенне клеммы.

Не надмевайтесь вы, в патриархии,
Что с вами власть, где значимость у вас;
Взгляните на попов, почти любой – рахитик,
Светильник святости без Библии угас.

Фетишизация сквозит во всех углах,
Пять чувств духовным даже не коснулось.
Архиереюшкам дорожки расстилать?
В который раз провалится всё с гулом.

Надменно уцепился за драконий жезл,
Двуглавая змеища под рукой.
На симонии кое-как в епископы пролез,
Да там и замер смертно на приколе.

А надобно бы в вере возрастать,
И не божковы мощи резать и крошить.
При ваших академиях любой барьер подстать,
И с благовестием добраться до вершин.

Надмение в систему возвели,
В советники и Бога не приемлют,
А Он по прежнему Премудрый свят, велик,
Собою наполняет небо, землю.

Не надмевайтесь, жалкие князья,
Хапуги, крокодилы-олигархи,
Без Бога нам и выдохнуть нельзя.
Суда убойтесь, слыша запах гари!

Смирение с собою приведёт
Дар милосердия – услышать стон голодных,
Душе не вниз, а к горнему полёт,
Сумеет завершить на месте лобном.

--------------------------------------------------------------

Кто жил без Бога, строил коммунизмы,

Писал романы, пыжился под рифму,
От перестройки с шумом получает клизму.
Корабль распался на подводных рифах.

В том стане были же свои энтузиасты,
Не только горлопаны на праздничных трибунах;
Кровавой пеленою зенки и свет им застит,
Прошлись по миру хлеще бывших гуннов.

Их имена забыты, сбиты, вовсе стёрты,
И преданы проклятию от нынешних потомков.
Служили не Христу, а людоеду-чёрту,
И сгинули во мрак из сумрачных потёмок.

Кто жил без Бога – в горе околел,
Отобразив в зрачках застывший ужас.
Забвение наследовали и зловонный тлен,
А о бессмертии вопили друг перед другом тужась.

Нет ни Союза, ни злодейской их КПСС,
Остались КГБ с её патриархией.
У мавзолея стражники, но изверг не воскрес,
Упырь и вурдалак, безумнейший рахитик.

Кто жил без Бога, вовсе он не жил,
Смердел поганец, блудный живоглот;
Сей Ирод на младенцев примерял ножи,
Он в Библию святую, остервенясь плюёт.

Не приведи, Господь, остаться одному,
У свинского корыта забыв об Отчих ласках.
Таким и на горах придётся утонуть,
Им о возвышенном толки, но всё напрасно.

Ни помолиться утром, ни днём и ни в ночи,
Всегда сгорая в жуткой одиночке,
От зла неверия не просто излечить,
Пока с Христом знакомишься заочно.

Уж лучше не дышать и вовсе не родиться,
Чем скорбь глотать в болезнях непрестанных;
Таким и Царство Божие совсем не пристань,

Свой голос не вплести в небесную осанну.

-------------------------------------------------------------------

«Кто жаждет пить, - воскликнул Иисус, –
Приди ко Мне и пей святую влагу,
И потекут из чрева – ваших уст, –
Потоки рек для множества в усладу».

Иисус ушёл, вознёся в небеса,
И это видела лишь кучка иудеев;
Он обещал, не обманул, прислал
Святого Духа – Он живит и греет.

Как прорвало плотину в оный день,
Когда они на языках нездешних
За говорили, разгоняя темень,
О чудных Божиих деяниях потешно.

Смеялись слушатели первые с испугу,
И объясняли пьянством спозаранку.
Тот первый лепет тысячи пробудит,
Расширит избранности иудейства рамки.

Те искры первые потоком назовут, –
Ладьи и корабли до самых до окраин;
Дары духовные не спрятали под спуд,
Не запечатали по кельям или в храме.

Кто жаждущий, шум вод не пропусти,
В многоголосье мира на волну настройся;
Где голос Иисуса до глубин достиг,
Враг отшатнётся, лопаясь от злости.

Мы в православии от жажды изнываем,
Вокруг поток сектантских измышлений.
Когда-то первые, теперь плетёмся с краю,
Осиротевшие – кто нас не пожалеет.

При тысячах отцов заброшены вконец,
Путь к Библии, к Христу преданьями завален,
Традиции и корни – непроходимый лес,
Для этого и строил патриархию Сталин.

Патриотизм вонючий, симфония погибших –
Кто не согласен с ними – затопляют ложью.
Воды живой источник с усердием поищем,
К разбитым водоёмам трястись совсем не гоже.

-----------------------------------------------------------------

Кричит рассвирепевший самый главный,
Поставленный стеречь, приумножать,
Руками разводить, умело гавкнуть,
Припомнить подчиненному про мать.

Ещё вчера монах послушный, ушлый,
Сегодня патриарший хлебопёк.
Допрашивает, рвёт кресты и уши…
Кого прислали – многим невдомёк.

Его рулады – прошлые заплаты
Из многодетной приснодержиморд…
Теперь не минимальная зарплата.
Отчёт в патриархию – первый сорт.

Шумливое, крикливое степенство
«Смиренномудрием» подписывает казнь.
Своим дружкам подыскивает место,
А местных заворачивает в грязь.

Ни проповеди нет, ни обличенья,
Ему бы храмы, лить колокола.
В кромешной тьме народ без наученья:
Скотомогильник, мор и тихий глад.

Наперекор ему и всем подобным
Пророческое слово не звучит.
«Благословенье» в хамстве допотопном –
От неба и от касс в руке ключи.

Юродивая Русь справляет тризну,
Покойники выводят кондаки,
Епископы ЦэКа и коммунизма
На подчиненных чешут кулаки.

Всехватский и преосвященный Каин
Удавкой-омофором душит всех.
Бесславный говорун, свершитель Таинств
Кадильным дымом прикрывает грех.

Открытым обличеньем и укором Иез.3:18-20
Останови безумство лиходея.
Евангельская проповедь-опора Иоан.14:6
В хламиду-милоть, оживив, оденет. Евр.11:37

---------------------------------------------------------------

Кричаще немощны слепые прихожане,
Всю мощь в мощах надеются узреть,
Нас люто презирают: «Почему не с нами,
Без патриарха вам невылазно гореть!»

Особенно лютуют по постам
Причастники, тем паче и старушки,
Не слышавшие будто про Христа,
А Он-то и призвал покой таких нарушить.

Тьма фарисейства, мелочности дикой
И неприкрытого «святого» беснованья;
Жёлчь слов на языке длиннее пики,
Их тени при Петре уже сновали.

Мы им желали блага, познакомить
С великой Библией… нас шельмовали свистом,
Отец их Паралич и с матушкою Комой
Кричат: «Отсюда прочь, заезжие баптисты!»

При слове «Библия» трясутся до падучей,
Преозверелая толпа при «благодати»;
Патриархия тьмою кормит и во мраке мучит,
А наш приход их высветил некстати.

Отброшены соборные каноны,
На немощь списывают злое небреженье,
Здесь никого от чаши не отгонят
И венчанных епископы разженят.

Под милосердие привычная игра,
Песком «покрестят» или же слюной.
Припомнят отречение Петра, –
Прикрышка из разбойника – он социально свой.

И это в доме Божием, в ограде
Плоды патриархийного разврата,
Ни одного, кто не был бы обкраден,
Кого не обольстили раем, то есть адом.

Скотомогильник жуткой глубины,
Рвы-пропасти, прорытые зубами.
Традиции и корни, предания и сны –
Приход устроенный для дьявольской забавы.

--------------------------------------------------------------------------

Как же можно было в храме не заметить
Беспутство, шум, торгашество, бардак,
И кто за беспредел такой в ответе?
Священник же, конечно, вовсе не рыбак.

Твердел обычай, что как бы так и надо,
Как под копирку нынешний бедлам.
В штанах шли женщины, раскрашены помадой –
Никто не выметет с бритьём и прочий хлам.

Попы боятся на полсловечка выдать,
И оттолкнуть страшатся проходимцев.
Любую падаль величают рыбой, –
Нет шанса мёртвым к жизни возродиться.

И так всегда, пока Христос придёт,
И всем напомнит о торговле гнусной,
Определит, кто жив, кто смертно мёртв…
В патриархийном доме жутко пусто.

Всё проворачивают службы и молебны,
Напропалую врут о Божьем Царстве.
Под патриархом не осёл, а мерин бледный, –
И к чаше смерть сумела же прокрасться.

Как не заметить, столько же кричат
Об оглашенных и чужих на литургии верных.
Евангелие – вот единственный рычаг,
Которым можно опрокинуть скверну.

Не видят же, не ведают, но свыклись, полюбили
Базарный гул и дикость чуждых прихожан,
Учиться бы у Бога, не спешить в погибель
За батюшкой слепым в гееннский жар.

И не дойти к Христу, Голгофскому Страдальцу,
Без Библии в руках, в уме и хилом сердце.
Как разобраться, как греху не сдаться –
К слепцу легко и дьяволу втереться.

Прозри, страна, доколе в мире свет,
А Свет духовный лишь Иисус воскресший.
Без Библии, как видим и пророков нет.
А так куражится в тряпье и трепле пешка.

-------------------------------------------------------------------

«Что скажет Бог, то изреку и я», –
Заученная фраза у Михея. 2Пар.18:13
К такому в рот не заползёт змея,
Не нанесёт он в уши ахинею.

Его заклинило на этих вот словах.
Что грамота, диплом и институты?
«Не умолчу, вы можете плевать».
Кто поступал иначе - были плуты.

Припев:
Михея просят все архиереи: Деян.5:28
«Умолкни, изреки добро о президентах!». 2Пар.25:16
Он снова наяву в эфире реет, 1Кор.14:32
Разоблачает иероЧеКа-агентов. Деян.20:29

«Жив мой Господь, что скажет мне мой Бог,
То изреку и я и ни словечка против!»
Замучились с Михеем, сбились с ног,
А он за старое... Пророк совсем не кроток.

Патриархийное священство в рот глядело
Уполномоченным, поставленным от власти.
А он один твердил своё так смело,
За стол не лез отведать горькой сласти.

Припев:

Жив этот Бог Михеев и сегодня,
С утра Он жив, всё Тот же, что вчера.
Он ищет вновь таких, кто в деле годен,
И страх имеет, как изрёк Сирах. Сир.1:13

Напротив одного, живущего в презренье, Пс.36:12
С кадилами синод и патриарх. Деян.23:4
А он для них в горшке разводит бренье, Иоан.9:6
От ревности мирской всыпает прах. Чис.5:21


Припев:

Он поит их, у них вспухает лоно – Иер.9:15
Вы видите пузатый легион; Иов.15:27
Панагии лежат чуть-чуть с наклоном, Пс.72:7
Не могут совершить они один поклон. Суд.3:17

Опухшие, продажные, слепые Иер.23:15
Не могут до купальни добрести. Иоан.5:7
О, сколько жеребцов, не хватит пыли – Иер.5:8
Кому доверились мы, Господи, прости! 1Пет.5:2

Припев:
Михея просят все архиереи: Деян.5:28
«Умолкни, изреки добро о президентах!». 2Пар.25:16
Он снова наяву в эфире реет, 1Кор.14:32
Разоблачает иероЧеКа-агентов. 28.9.03 Деян.20:29

-----------------------------------------------------------------------


Кто чем пугал, тот сам туда упал,
В расколы, в разделения и в секты,
Как будто осенью пронесся страшный пал,
Дуб отдубасили, осталась груда щепок.

Как так случилось, явно ненароком,
Оратор онемел, слинял и сгинул,
Вчерашние труды и братство проклял,
Тельцу златому воспевает гимны.

Пугал патриархией столько лет,
Безжалостно крошил всех несогласных,
Жрёт экуменический с блевотиной обед,
Фотографируется с недругами гласно.

Не осуди! Опасно не расслышать
Такое повеление Иисуса;
Кто судит, не заметит, как поедет «крыша»,
Что искренно любил, на то вдруг обозлюсь я.

Невероятные трагедии без счёта,
Дезавуируют все подписи, печати;
Для призрачной победы в собратья пишут чёрта –
В гигантах числившиеся жутко измельчали.

Ристалище не кончено ещё
И битва с недругом в зените и в разгаре.
Не ослабей, рука, и раззудись, плечо,
Припомни опыт поколений старых.

Венчается конец, а не начало,
Кто в отступлении, в осаде не сробел,
Хотя бы палуба, стонала и качала…
Где я присутствовал, там явно не пробел.

Оранжерейным выстоять не просто,
Выискивать вину в своих паденьях;
Не в ком-то, а в себе, что душу искуростал,
И в шапочном разборе все шапки не по Сеньке.

Дух благодати, мужества, смиренья
Не ослабеет даже при затишье;
Бог отшлифует наш характер в кремень,
И в Книгу Жизни, как обещал, нас впишет.

------------------------------------------------------------------------

«Мне лучше было бы пока не умирать,
Вам без меня труднее многократно,
Хотя быть со Христом, бессчётно и сто крат
Мне лучше и желаю сестёр покинуть, братьев».

Так пишет любящим Апостол, бывший Савл,
Сроднившийся с рождёнными от Духа,
Но всё равно когда-то час настал,
Как говорят: «Земля такому пухом».

Что за моей откроется кончиной?
Бойцы останутся, в сраженьях возмужали,
Не будут ли беспечности своей искать причины,
Их мне не обличить из-за загробной дали.

Советуясь с друзьями, а главное, молясь,
Расслышь голос нежный Иеговы;
В вас за меня противник бросит грязь,
Посмеет осмеять плотской гусиный гогот.

Святая Библия – путеводитель с вами,
Лук укрепит, натянет тетиву,
Шеренги подступившие повалит –
На помощь вам Христа уже сейчас зову.

На провокации слепых не поддавайтесь,
А благовестники калекам не доступны.
Не принимайте к сердцу бабьих басен,
Им целовать у проповедников бы ступни.

Я как бы вижу радость ваших глаз,
Огонь молитв словами, что из сердца;
Не просто бодрствующих будет обокрасть, –
У патриархийных в арсенале мерзость.

Вопросов неотвеченных не зная,
Не бойтесь злых, смотреть открытым оком.
Любовь Христа – единственное знамя.
Их с властью связь для них же выйдет боком.

К нам расставание стучится болью в сердце,
Остыла грелка у холодных ног.
Где будем мы? Из тысяч разный версий
В ходу одна – Где Иисус – наш Бог!

---------------------------------------------------------------

Не раз, не два, а может сотни раз
Ко мне, смущаясь кто-то подходил;
Краснел и лепетал, не поднимая глаз,
Ему, мол, нужен друг, не подхалим.

И чтобы обретённый стал духовником,
Вопросы тяжкие все разгребал умело.
Но день прошёл, прощаются пинком,
Дуэта нет, ни хора, ни капеллы.

А всё я виноват и руководство Словом,
Неповреждённость выгодой плотской.
И вместо массово-сектантского улова
Чиню свой невод, прорванный, пустой.

Та рыба оказалась не форель,
Не омуль, осетры или селёдка.
Я в глубину бросал, а не на мель,
С такой же, как у дяди Пети лодки .

Что отпугнуло рыбу, желавших десятиной -
Не всей душой служить большому Храму?
Увидев здесь навоз и разную скотину,
Бежали прочь от страшных и поганых.

Я не к себе тянул наполненные сети,
Но к храму подгребал, как православный.
И всех, всех до единого поп метил,
Ладошкой мокрой, миром крестик ставил.

И тут же на меня науськивал лукаво,
Пугал их мной, и клял меня баптистом.
В его ладони впавши, там лакали,
Мой труд апостольский был с кафедры освистан.

В отрывшейся свободе от патриархии,
Отдельно общину Бог допустил создать.
В сеть стали заплывать хорошие, плохие -
Крест на чело им, где раньше - страшная звезда.

Распознавать не просто, где овчарня,
Где пастырь настоящий, где наёмник.
Бог ЯХВЕ – Духовник, а я его напарник,
Всё читанное перевёл на плёнки.

--------------------------

автор сих стихов :  ИгЛа (Игнатий Лапкин)

-------------------------------------------------------------------------------------------

Зачем же те, кто у кормила Церкви
Ковчег спасительный в пучину зол ведут?
Или глаза их слишком уж померкли
Во благо тайных правящих иуд? (Масонов)

Готовятся народы на закланье,
Под зверя адского подводятся печать,
А наши иерархи братское лобзанье
Радёшеньки иудам этим дать.

За выживание! – Шумят они нетрезво,-
Экуменизм – вот их маяк в ненастии!
И к звону злата, грохоту железа,
Тем прибавляют хохот апостасии.

Во всяких ересях нет Господа Христа.
Из них глядится змей в различных масках.
А вера православная чиста
На истинной Спасителя закваске.

Небесный хлеб кощунственно мешать
С хлебами на закваске преисподней.
За это дело страшно отвечать
В день недалекий, в Судный день Господний.

Церковные высокие чины!
Во имя мира, счастья, изобилья
Не увлекайтесь дружбой сатаны,
Ни подкупом, ни страхом, ни насильем.

Оставьте суетный лукавый ВСЦ! (ВэЭсЦэ)
Масонских лож и без того премного.
Плодам не быть на древе-мертвеце,
Когда то древо проклято у Бога.

Внимая старцу Божьему Сарова,
Храня догматов православных благодать,
Христовы люди! Будьте все готовы
Слуг адской тьмы в вождях распознавать.


Старков В.В. – ныне стал сам священником в МП
(Об извращениях в Московской Патриархии с призывом, неустанно обличать и увещевать этих круглолицых бородатых старцев, в еп., архиеп., митроп. одеяниях) 

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------

________________________________________________________________________________
 Продолжение следует.


Категория: Мои статьи | Добавил: Sxima (18.04.2011)
Просмотров: 336 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Форма входа

Категории раздела

Мои статьи [410]

Поиск

Наш опрос

Кого я больше всего люблю
Всего ответов: 977

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0